skazala: (лыжный)
Папа вернулся из Турции, где катался на лыжах с Соловьём и Олей. И, как оказалось, Соловей был со своей новой женщиной. Почему я пишу "как оказалось"? Потому что папа решил не говорить мне об этом почему-то. Когда мы уже ехали с папой из аэропорта, я спросила - какая она? Она не спорит со Славиком, сказал папа, и добавил - ей тридцать семь. Лучше предыдущей (и, чтоб не забыть, её зовут Наташа).

Я подумала, что впору ставить тэг unsere_familie, когда пишу про Соловья, Виту, Сашку и Дуську. В какой-то мере они уже действительно моя семья.
skazala: (Default)
Позавчера в Симферополь приехал Соловей. Где бы мы ещё встретились? Папа спросил - давно вы не виделись? "Давно," - сказал Славик, - "с тех пор как (и показал беременный живот), то есть года два". Мне сразу вспомнилась фраза "Беременность у слонов длится два года". И добавил - это потому, что Юлька меня больше не любит. Пожалуй, так и есть, ведь у Соловья теперь есть Лорик. С Лориком, кстати, они в июне ходили в поход на Алтай. Было тяжело, и Соловей нёс лориковы вещи. А потом, сказал папа, они сильно поругались. Из-за вещей что ли, спрашиваю?
skazala: (Default)
Почти месяц пытался поймать меня Соловей, чтобы мне же поменять права. Позавчера мы наконец поехали в МРЭО (так и не помню, как расшифровывается эта аббревиатура) - я приехала без двадцати час, припарковавшись на тротуаре под кустом, а Соловей как раз в час, когда и начался обед. Впрочем, все документы у нас забрали - у меня остались только ключи и талончик на бензин. Весь обед я просидела в машине с предусмотрительно захваченным из дому вязанием. Потом нас провели куда-то через служебный вход, где тихим и почтенным голосом милиционер предложил нам расписаться на заполненных анкетах и сказал, кроме этого, что права можно будет забрать уже послезавтра. Ещё во время обеда мне позвонил заботливый навигатор-папа и сообщил, что Брест-Литовский стоит и ехать нужно через Святошино и по скоростному.

Сегодня мы с Шильдой съездили за правами - они пластиковые и с красивой фотографией, которая почему-то не очень похожа на меня.
skazala: (Default)
Прихожу сегодня утром кормить кошку, а в прихожей сумка, кроссовки, часы на тумбочке и виднеется банка пива на кухонном столе. Оказывается, приехал папа (и уже ушёл на работу), хотя голодные кошачьи мявы, сопровождавшие открытие дверей, свидетельствовали об обратном. Папа помыл оставленную мною в раковине посуду, поэтому звонить ему было немножко страшно, но пришлось - мы ведь всё ещё не купили телефон. Папа был на удивление бодр, добр и весел, взял деньги, расписался на документах, обещал привезти телефон вечером.

Вечером же посмотрели следующую квартиру - лучше предыдущей, даже можно жить, если бы не окна на проспект. Думаю, в конце квартирного пути нас ждёт, по меньшей мере, дворец.

На работе во дворе стоят остатки соловейской машины (смотреть побоялась) - повреждены: левое крыло, обе передние двери, левая задняя, передние пороги (рама) - называется, оставил машину возле магазина, сходил за конфетками. Ещё один пример того, кстати, что всё, что ни делается, к лучшему - машина Славику не очень нравилась, а теперь на страховочные деньги купит себе другую.
skazala: (микрониссан)
Написала Соловью письмо с просьбой помочь мне с новыми правами (чтобы пластиковые и быстро). Только что пришёл ответ:

Права не проблема, поможем.
Взятки плачу я, официальные квитанции - ты.
Целую, дядя Слава.
skazala: (лыжный)
на лыжах кататься едем. И, как подсказывают опытные летатели, можем взять с собой в самолёт и ноут, и фотоаппарат, и телефон, и даже алкоголь из дьюти фри в специальных пакетах. У меня новый лыжный костюм и свои собственные лыжные ботинки, зато один комплект термобелья куда-то потерялся. Соловей едет со своей НПС и ещё какую-то пожилую женщину берёт - зачем? Я беру шапочку в подарок для папы, послезавтра у него день рождения.
skazala: (Default)
Обедаем с папой. Соловей, говорит папа, познакомил меня со своей новой девушкой. И, чтобы уточнить серьёзность отношений, добавляет - он взял её домой.
skazala: (Default)
Прождав четыре недели вместо обещанных двух, я после обеда в "Челентано", когда наш невозможно прекрасный со всех сторон автомобиль поворачивал с улицы Саксаганского на улицу Тарасовскую, сказала папе: "Папа, давай поговорим о машине". И напряглась. "Говори," - сказал папа. И тоже напрягся. Нет, говорю, это ты говори.

В ходе оживленной, хотя и не очень продолжительной, дискуссии выяснилось, что папа вовсе не ждет первого снега, потому что ездить на мереседесе я вообще не буду. "Потому что он останавливается". Ну, не в принципе, а когда ему вздумается. Но. Вместо развалюшки папа предлагает мне мамину микру, а маме купит новый, скорее всего, гетц, потому что "будет как-то некрасиво, если ты, Юля, будешь ездить на новой машине, а мама -- на старой". А, наоборот, видимо, будет красиво.

Мои аргументы про "не хочу ездить на "автомате" (а я действительно не хочу на нем ездить) были отвергнуты со словами "это все юношеский максимализм", а также "я вообще не понимаю, что, кроме понтов, мешает тебе согласиться". Но все-таки пообещал мне, что, если я все равно захочу купить свой автомобильчик, поможет мне оформить кредит.

С одной стороны - получить в безвременное пользование симпатичный десятилетний ниссанчик в хорошем состоянии предлагают нечасто. С другой -- "автомат" и вредные мысли вроде "почему это я буду "донашивать" мамины старые машинки?"

Заехали на работу к Соловью, где вскоре появился и он сам -- помятый, с недельной щетиной (но все же не борода). Соловей сбивчиво рассказывал что-то про новую яхту, купленную с кем-то напополам и пригнанную сегодня утром в Одессу (откуда?), десять метров в длину и литр топлива в час.

$2680

Dec. 17th, 2005 08:58 am
skazala: (Default)
Первая зимняя встреча с Соловьем, ради которой даже на полчаса раньше пришлось уйти с немецкого. В "Премьере" сделали ремонт, суть которого сводится к скатертям и пафосу, и официанту, который помог мне раздеться. Соловей принес свой крутой ноутбук и показывал фотографии норвежских нырялок -- вода, камни и висящие на них облака -- а еще касатки - с большими плавниками касатки-папы, касатки-мамы и двухметровые касатки-малыши. Попутно выясняли, чей ноутбук круче.

Я говорю -- расскажи про Дуську, мы после ее Дня рождения не виделись даже. "Ого," - ответил Славик и мне вдруг захотелось сказать "приглашайте нас к себе", но я вовремя вспомнила, что нет теперь ни "приглашайте", ни Соловьев -- есть Славик, Вита и дети.

Шесть лет назад, когда Дуське только-только исполнилось три месяца, семилетний Сашка писал письмо Деду Морозу (цитирую по памяти):
"Дорогой Дедушка Мороз! Я хотел бы получить в подарок конструктор LEGO (рядом была наклеена картинка) и трансформера (еще одна картинка с каким-то сине-фиолетовым роботом), а еще у меня есть маленькая сестричка Оля и если у тебя что-нибудь останется, можешь подарить ей."
skazala: (Default)
Соловей без ID Withheld. Возвращается из командировки.
skazala: (Default)
Соловей признался, что женщины его не интересуют. Шел дождь и мы ехали по Брест-Литовскому, Соловей еще достал мобильник из моего кармана, карман мой, а телефон и куртка -- Соловейские. Моя промокла и сохнет на заднем сиденьи.

Так вот -- женщины, говорит он, меня не интересуют. Прежде чем я собираюсь вставить "а мужчины?", Соловей продолжает, что куда лучше какой-нибудь экстрим (понырять в Баренцевом море, температура воды летом - плюс шесть). Она же, пожаловался Соловей на собирательный образ воображаемой любовницы, начнет ныть "давай встретимся", "давай в кино сходим"... (тут воображаемого Соловья чуть не стошнило) А то, что я занят, она не понимает.

Впрочем -- добавил он -- тебя это не касается.
skazala: (Default)
Звоню Виточке, чтобы договориться про бассейн, а трубку снимает Соловей.

- Привет, где Виточка? - спрашиваю.
- А чем тебя Славочка не устраивает? - интересуется.
skazala: (Default)
Договорились с Соловьем встретиться. Соловей превзошел сам себя. В назначенное время позвонил и говорит -- буду через двадцать минут. А мне что делать, спрашиваю. А ты, отвечает он, погуляй.

Иду гулять. Улица Богдана Хмельницкого пустынна, важные голуби ходят по брусчатке и солнце светит, и я от нечего делать рассматриваю верхушки домов, а они на голубом небе неплохо смотрятся, и двадцать минут прошли -- прошли даже двадцать пять, но я-то знаю, что Соловей еще не приехал, раз уж он с утра такой непунктуальный. Зашла на почту, купила две открытки и конверт -- Соловья нет. На детской площадке качели -- катаюсь. Соловья нет, а уже 12, а обещал без четверти. Соловей, говорю я злобно, может, мы в другой раз встретимся, если ты сегодня занят? В ответ раздаются клятвенные обещания, что через четыре минуты... через девять минут я ухожу. Я выбрасываю пакет от сока, прохожу через сквер и, конечно же, на перекрестке вижу соловьиную subaru. Сигналит. Да если бы даже десять тысяч Соловьев в ту минуту нажали на десять тысяч клаксонов, я все равно бы сделала вид, что ничего не слышу. Я шла домой.

Тут у меня в плеере села батарейка. Пока я доставала из рукавички вторую, кто-то обнял меня сзади за плечи. Соловей, сказала я, исчезни. Соловей превратился в поток извинений, попытался поцеловать меня в щеку, но не исчез. Под знаком "остановка запрещена" была припаркована машина. А я -- все равно обижаюсь.
skazala: (Default)
В ожидании Соловья рисовала невиданную птицу до тех пор, пока настроение не испортилось окончательно и это случилось где-то после двух, когда мы должны были быть в "Медикоме", а мы только полчаса спустя пошли обедать. В три выехали, а на улице Артема спросил "поведешь в городе?", но я отказалась с таким настроением да и везомого Костю стало жалко, а высадили Костю и началось непрерывное что-случилось-да-что-случилось. Я подумала -- да то случилось, что ждешь тебя, мерзавца, как будто заняться нечем больше. Но вслух, как это часто бывает, ничего не сказала. Мы колесили по Оболони.

А в больнице поднималась на второй этаж и не заметила -- как настроение поднялось тоже, предварительный просмотр так и не заработал, но доктор этого и не заметил.

Соловей в роли инструктора оказался удивительно мягок, мы катались где-то на безлюдной дороге и одна учебная машина с нами, разгонялись до сорока -- и тормозили, и спепление, и передачи совсем по-другому, а еще и ручник есть (!!) и назад сдавали так -- держи обороты на двух с половиной, а я поведу -- и я честно смотрела только на тахометр.
skazala: (Default)
На скамейке скучно, как осенью, позвонила Соловью и он сказал -- договорился с директором на два часа, так что приезжай к часу и поедем, это на Оболони и, если будет все в порядке, поведешь сама. Я удивилась -- Соловей, тебя ли я слышу? -- но потом подумала, что в больницу же едем все равно, все равно что "пусть они тебя задавят, сами вылечат потом".
skazala: (Default)
И вот я была такая несчастная, что решила не ехать к папе, чтобы вернуться оттуда за рулем, а сидеть и горевать и писать свою программу. Я была уверена, что папа обо мне даже и не вспомнит. Но я ошибалась.

В офисе мне повстречался Соловей. Соловей курил, что само по себе ужасно, и, кроме этого, спросил, почему я прогуляла Сашку. Я сказала, что плохое настроение. Мы вышли из офиса. Кто тебя обидел? - спросил Славик. Неважно, - буркнула я. Не люби его, - посоветовал Соловей, - люби меня. А ты, Славик, не лучше -- Соловей при этом ущипнул меня за щеку, а я стукнула его кулаком в живот. Мы сели в разные машины и уехали в разные тоже стороны.

утром

Jun. 5th, 2004 10:28 am
skazala: (Default)
Передала папе тичеро-соловьиный привет.

- А где это ты их видела? - спросил папа.
- А это мы со Славиком, - отвечаю, - выкатывали Сашку вокруг Богдана Хмельницкого, а сами говорили.
- И о чем же вы говорили?
- О работе.
- И что работа?
- Это тайна.
- Какая еще тайна?
- А это, папочка, наша коммерческая тайна.

Папа рассмеялся. Тайны, конечно, никакой нет. Мы с Соловьем прямо на площади и сидя на корточках усилием мысли рисовали на плитках. Прохожие смотрели на нас с удивлением.
skazala: (Default)
Встретили Владимира Анатольевича Тичера с двумя его лауреатами, они шли через Софийскую площадь и мы шли там же, в обнимку, Тичер удивился -- особенно "вобнимкам" -- и сказал мне "да бросай ты этого Соловья", и ушел дальше, а мы догнали его уже на перекрестке, усадили в машину и увезли домой.
skazala: (Default)
В середине обеда меня эта новость и настигла. Что-то я все о еде да о еде. Пытаюсь разнообразить меню и на смену моим ленивым вареникам, которые получились как настоящие жертвы кулинарного искусства, пришли два небольших кабачка -- я еще умею, оказывается, так вкусно жарить кабачки, что проглатываю горячими и, если помирюсь с Тошем, ему вечером пожарю. Так вот, новость. Но сначала мы после института шли немножко гулять, а я позвонила Соловью с вопросом "Соловей, когда же ты меня покормишь?" и он ответил "через двадцать минут". Поймала маршрутку, на улице Леонтовича видела два таких номера рядом -- 1/7 и 1/27 -- а Соловей уже ест рыбку (кушай, птичка, рыбку - говорила мне в детстве мама), я ем суп, салат и сок.

Я ною:
- Солове-ей, ну когда мы с тобой поедем кататься?
- В воскресенье я на Дне рождения, а в понедельник - на работе.
- Не весь же день, - не отстаю, - давай вечером и поедем.
- Тебя ведь надо увезти подальше от людей...
- Можно по Одесской трассе.
- Да ну, там слишком прямо.

Договорились, может быть, на понедельник ("я уже столько раз тебя подводил, что неудобно"). Теперь очередь Славика ныть:
- Ты когда в юбке начнешь ходить?
- Юбка -- это нефункционально.
- Неправда, наоборот.
- А может, я и сейчас в юбке, просто ты ее не видишь.
- Ну тогда сними что-нибудь, чтобы я увидел.
- Я могу носок снять.

И опять я отвлеклась, а ведь у Леши и Насти Хороших родился сын сегодня и за это им ура! ура! ура! и еще тысяч тридцать раз ура :))
skazala: (Default)
Большая пробка и ехали дворами и бегом до офиса, чтобы услышать "три минуты как уехал", сматываю наушники и отдышаться, усадили на краешек стула -- на двух страницах разместилась моя новая работа, есть вопросы? -- обещал скоро приехать, а чаю? -- я забыла, с сахаром пьете или нет, пересматриваю и на экране черепаха, паяльник еще, записала телефон, Сергей, и 40 минут мимо, вдруг появился и привет-моя-хорошая, отдаю подарок за-спиной, долго целует, я понимаю, что я -- тошеориентированное приложение, упаковались в машину и едем вверх, на Пушкинской на светофоре выпрыгиваю, солнце-жарко-уроки-и-скоро-сессия-и-работа-кошмарная, ничего не успеваю.
Page generated Sep. 23rd, 2017 11:06 am
Powered by Dreamwidth Studios